Личный состав Контакты
 

Десять дней боев 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения

     13-я дивизия народного ополчения, сформированная в начале июля 1941 года в Ростокинском районе г. Москвы (ныне районы Алексеевский, Останкинский, Ростокино, Марфино Северо-Восточного административного округа и часть Мещанского района Центрального административного округа), сыграла важную роль в Битве за Москву. Формирование дивизии проходило на предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях района. Вдохновляющим примером в районе являлся коллектив Московского завода «Калибр», где записалось более 700 добровольцев, из которых затем был сформирован батальон 37 стрелкового полка. Секретарь партбюро завода «Калибр» Михаил Васильевич Сутягин был назначен комиссаром этого полка. Из сотрудников ВСХВ (сейчас ВДНХ) записалось более 250 человек. В 13 ДНО вступали и из других учреждений района: Наркоматов торговли, сельского хозяйства, текстильной промышленности, ВГИКа, трамвайного депо имени Баумана, рабочие с завода «Рессора», с мехкомбината, научно-редакционной картосоставительной части (НРКЧ) и картографической фабрики полиграфического комбината имени В.М. Молотова и из многих других предприятий и окрестных школ. Из работников Мосэстрады был организован великолепный коллектив агитбригады. Формирование подразделений дивизии проходило в школах 270 (сейчас школа 1539, где находится музей 13 ДНО), 287, 284, а также на территории ВСХВ, парка имени Ф.Э. Дзержинского (ныне Останкинский парк).
     Командиром и начальником штаба дивизии были назначены кадровые офицеры, преподаватели академии имени М.В. Фрунзе: полковник Морозов Павел Ефимович (командир) и полковник Мусатов Сергей Семенович (начальник штаба), командиром 38 сп - полковник Пискунов Афанасий Прокофьевич, командиром 37 сп – участник войны с белофиннами, орденоносец майор Губайдуллин Загинула Губайдулинович. Комиссаром дивизии стал парторг ЦК на ВСХВ Тарасов Петр Григорьевич. Доукомплектование дивизии личным составом и кадровыми командирами проходило по ходу следования, изучения боевого устава и освоения получаемого вооружения.
     Ростокинцы, как и многие московские ополченцы, перед своим боевым крещением работали над созданием оборонительных укреплений на дальних и ближних подступах к столице. Боевая подготовка проходила в условиях высокого напряжения сил. Приходилось заниматься ликвидацией мелких диверсионных групп фашистов, прочесыванием лесов, вылавливанием шпионов. В это время уже были потери. Однако большая прослойка коммунистов и комсомольцев, правильная расстановка их в частях и подразделениях обеспечили дивизии успех в боевой подготовке, а впоследствии — высокую организованность и стойкость в боях. Добровольцы-ополченцы обладали высокими политическими и моральными качествами, стремились как можно быстрее, полнее овладеть необходимой военной подготовкой. Ко времени выхода на рубеж к реке Днепр они были подготовлены удовлетворительно, хотя и не имели боевого опыта.
     К концу сентября, согласно директиве Ставки ВГК, все дивизии народного ополчения были переведены на штат стрелковой дивизии сокращенного состава, укомплектованы офицерами младшего комсостава, в том числе из выпускников Ярославского пехотного училища, и получили пополнение призывниками из маршевых рот (стрелками и специалистами – артиллеристами, саперами и др.) по 3000 – 4000 человек на каждую дивизию. 13-я дивизия, как и другие, получила вооружение и положенное по штату имущество. В результате численность дивизии была доведена до 11 490 человек. 29 сентября 1941 г. 13-я дивизия народного ополчения стала 140 стрелковой дивизией 32-ой армии Резервного фронта. Она располагалась во второй линии обороны в районе станции Семлево.
     Немцы готовились к началу операции «Тайфун». В этом районе они скрытно подготовили 3 танковую группу к внезапному удару встык 19 и 30 армий Западного фронта.
     29 сентября дивизия получила боевой приказ – к 1 октября выйти на восточный берег реки Днепр и занять оборону в полосе Резервного фронта от устья реки Вязьмы до деревни Сопотово на фронте шириной 20 км, заменив ушедшую 194 сд 49 армии. Дело в том, что накануне Ставка Верховного Главнокомандования приказала перебросить 49 армию Резервного фронта с Ржевско-Вяземского направления на юг, в район Брянского фронта, где 2-я танковая группа Гудериана прорвала фронт.
     До этого - 194-я, 220-я и 248-я стрелковые дивизии 49 армии располагались и готовили линию обороны на рубеже р. Днепр в районе поселка Холм–Жирковский. Дивизиям было приказано передать свои позиции 140 и 18 стрелковым дивизиям (бывшим 13 и 18 дивизиям народного ополчения) и следовать на железнодорожные станции для погрузки в эшелоны.
     30.9.41 г. в 18:00 дивизия выступила в новый район сосредоточения. К 10:00 1 октября основные силы дивизии сосредотачиваются в районе Павлово, Аксентьево, Ложкино и приступают к смене 194 сд. Офицеры связи и разведгруппы, высланные для установления связи с находящимися справа частями соседней армии, ни штабов, ни частей, указанных в приказе командующего 32-й армии, не обнаружили.
 

3 октября

     Разведкой было обнаружено, что в районе посёлка Холм-Жирковский сосредоточены крупные силы танков и моторизованной пехоты, а захваченный разведчиками 37 стрелкового полка «язык» сообщил, что это группировка во главе с дивизией «Мёртвая голова» готовится к наступлению на Москву.
     Операцию «Тайфун» по захвату Москвы фашисты начали 2 октября 1941 года ударами танковых групп, сходящимися к востоку от Вязьмы. На этом участке враг ввёл в бой основные силы 3-й танковой группы Вермахта группы армий «Центр», стремившейся обойти Москву с севера.
     К вечеру 3 октября передовые отряды немцев, обойдя с севера Холм-Жирковский вышли на незанятые позиции 248-й стрелковой дивизии 49-й армии, ушедшей на погрузку для переброски на Брянское направление. Им удалось захватить неповрежденными два моста через Днепр (6-й тд. у д. Тиханово и 7-й тд. у д. Глушково) и закрепиться там, создав плацдармы на левом восточном берегу. И здесь уже 140 сд оказалась на острие главного удара и вступила в бой с превосходящими силами противника.
     К этому времени командование дивизии, разобравшись с обстановкой, и обнаружив на своем правом фланге вместо своих войск немцев, провела перегруппировку сил и попыталась выбить их с плацдарма на левом берегу Днепра.
     Туда был брошен танковый батальон и сводный батальон 37 полка, куда были включены по одной роте из каждого батальона. Он занял позиции на правом берегу Вязьмы в районе деревни Кошкино. 2-й батальон под командованием капитана Л.П. Бедрака занял позиции в районе д. Михалево.
     1-й батальон Кириллова занял позиции на правом берегу Днепра в районе д. Устье. Штаб 37 полка расположился в районе д. Княжино. 38 сп занял позиции по левому берегу Днепра в местах имеющихся и возможных переправ. 39 сп был в резерве комдива и располагался во второй линии рубежа обороны дивизии с задачей прикрывать левый фланг. Штаб дивизии располагался в лесу недалеко от д. Михалево.
 

4 октября

     Утром была предпринята первая попытка сбросить немцев с плацдарма у Тиханова. Это был первый бой ополченцев 13-й дивизии с превосходящими силами немцев. Разведка боем закончилась неудачей. Были подбиты 4 танкетки, брошенные вперед по дороге на плацдарм, чтобы вскрыть огневые точки противника. В танке Т-34 погиб и командир танкового батальона майор Шансов, бросившийся им на выручку.
     Весь день продолжались бои за плацдарм. Комиссар дивизии Тарасов П.Г. находился на передовой и участвовал в атаке вместе с комиссаром 37 полка Сутягиным М.В. К концу дня, когда потери в полку превысили сто человек и вся обстановка показывала, что выбить противника из леса при таком его огневом и техническом превосходстве невозможно, командир дивизии приказал приостановить наступление.
 

5 октября

     В этот день продолжались тяжелейшие бои в районе п. Холм-Жирковский на западном берегу Днепра частей оперативной группы Болдина. На восточном берегу у д. Тиханово действовали части 140 сд под командованием командира 37 сп майора Губайдулина. На левом фланге остатки сводного батальона 37 сп и подошедшие к ним в поддержку 3 и 9 роты 39 сп занимали плацдарм за р. Вязьма в районе д. Кошкино, на правом фланге - второй батальон 37 сп под командованием ст. лейтенанта Л.П. Бедрака. Их поддерживали остатки танкового батальона 140 сд. Сюда же подошли бойцы 54 сп 18 сд (бывшей 18 ДНО ) и на подходе был 905 сп 248 сд, которую вернули на оставленные ранее позиции с погрузки на станции Касня.
     Было предпринято несколько, к сожалению несогласованных, попыток выбить немцев с плацдарма на левом берегу Днепра. Однако все они были неудачными. Один наш бомбардировщик, пытавшийся разбомбить мост, был сбит. Утром с плацдарма у д. Глушково 7 тд немцев перешла в наступление и, преодолевая ожесточенное сопротивление бойцов 248 сд, к вечеру продвинулась до села Каменец, что значительно осложнило положение наших войск.
     Весь день 5 октября в воздухе господствовала авиация немцев. Утром - налет штурмовиков южнее Холма на позиции наших войск на западном берегу Днепра. После обеда были массированные налеты в районе Тиханово и Княжино. От действий авиации в наших частях были большие потери, как в технике, так и в живой силе.
     В этот день комдив Морозов П.Е. получил новую боевую задачу: необходимо было в кратчайший срок построить переправы через Днепр для вывода войск и техники на новые рубежи обороны и обеспечить их охрану. Работы по сооружению переправ проводились скрытно, поскольку в воздухе господствовала авиация немцев. Было сооружено 4 переправы из них одна понтонная для переправы техники. Кроме того сделали и три ложных переправы. В ночь на 6 октября был получен приказ Ставки об отходе войск Западного фронта на Ржевско-Вяземский рубеж обороны. Дивизии было приказано обеспечить арьергардное прикрытие отходящих войск. Отход дивизии разрешался только через 12 часов после переправы через р. Вязьма последних частей отходящих войск.
 

6 октября

     Рано утром фашисты начали бомбёжку позиций 140 сд. Наши войска несли большие потери от артиллерийских обстрелов и налетов авиации. Самолёты бомбили беспрерывно, а танки пошли в атаку. Несмотря на ожесточенное сопротивление ополченцев, немцам удалось расширить плацдарм и занять д. Кошкино. Части сводного батальона 37 сп были вынуждены отступить за р. Вязьма. Ровно в 9 часов утра с плацдарма у д. Тиханово по дороге на Вязьму против 140-й стрелковой дивизии вышел авангард 6 тд , около 70-ти вражеских танков и мотопехота. Добровольцы-ополченцы не дрогнули и поджигали танки бутылками с горючей смесью. Около 12:00 немцы были остановлены у с. Михалево. Там занимали оборону бойцы 2-го батальона 37 сп. Истребители танков, вооруженные бутылками с зажигательной смесью, подбили 5 танков.
     В районе Сельцо-Потресово часть сводного батальона 37 сп с бойцами 3 и 9 роты 39 сп оказалась в полуокружении. Здесь в одной из контратак был убит комполка майор Губайдулин. Во второй половине дня был тяжело ранен комиссар 37 полка Сутягин М.В.
     Вместо убитого командира полка приказом Морозова и.о. командира 37 полка был назначен начальник оперативного отдела штаба дивизии майор Попов Алексей Васильевич.
     Тяжелые бои продолжались до позднего вечера. Немцы вынуждены были подключить к атаке свежие силы 427 пехотного полка 129 мотопехотной дивизии. Только после этого в 17:00, усиленный 114 пехотным полком, танковый авангард немцев продолжил атаку. Поздно ночью ими была занята д. Митьково.
     На западном берегу Днепра с 10 часов утра 6 октября через позиции 38 сп по сооруженным переправам у деревень Ашурково, Григорьево, Сумароково стали отходить части 19 А Лукина. В районе Стешино на правом берегу Днепра 1-й бтн 37 сп Кириллова вместе с мотострелками 101 мсд продолжали бои с 428 пп 129 пехотной дивизии немцев, пытаясь отбить д. Черненово.
 

7 октября

     С утра наступление 6 тд немцев вдоль дороги на Вязьму продолжилось. Они поливали позиции 140-й дивизии шквальным артиллерийским и миномётным огнём, бомбили с воздуха. Казалось, нет силы, которая способна была бы сдержать эту лавину смерти. Но здесь, на маленьком клочке земли под Холм-Жирковским, нашлась эта сила. Вражеской громаде железа и огня москвичи противопоставили прежде всего неукротимую волю к победе. До последнего патрона дрались советские воины.
     Однако обескровленные в предыдущих боях немногочисленные остатки частей 248 сд и 2 бтн 37сп, а также подошедший на подмогу 2 бтн 39сп, вооруженные только бутылками с зажигательной смесью, не могли оказать серьезного сопротивления бронированным, моторизованным частям 6 тд.
     В 17:00 7 октября 6-я танковая дивизия немцев достигла д. Павлово (22 км северо-западнее Вязьмы), где встретилась с 7 тд, ранее вышедшей на автостраду Смоленск-Москва. Таким образом, кольцо окружения наших войск было замкнуто.
     А в междуречьи Днепра и Вязьмы от д. Устья до д. Самыкино целый день вели неравный бой с немецким 427 пп отошедшие сюда с правого берега Вязьмы бойцы 140 сд : остатки сводного батальона 37 сп и 2 бтн с бойцами 3 и 9 рот 39 сп. Внезапной атакой со стороны реки здесь был окружен дом в д. Княжино, где располагался штаб 37 сп и хранилось знамя полка. Там находился помощник командира полка М.И. Бронштейн и несколько бойцов, ведавшие снабжением. Все они героически погибли.
     К концу дня 7 октября положение на фронте 140 сд сложилось так: практически вся 19 А перешла Днепр. Ее 166 сд заняла часть рубежа обороны 140 сд по Днепру от д. Хитрово до устья реки Соли (правый приток Днепра).
     Части группы Болдина со второй половины дня, прикрываясь арьергардами, стали отходить на юг к работающим переправам и перешли через Днепр, всего около 50 танков.
     Последней, в ночь на 8 октября, перешла Днепр в районе Ашуркова 126 тбр. На помощь ей еще утром 7 октября по указанию генерала Болдина к переправам на реке Соля были отправлены 4 роты 38 сп, чтобы задержать передовой отряд 106 пд немцев и обеспечить проход танкистов. Бойцы 1 батальона 37 сп после прохода наших войск у переправы д. Стешино перешли на левый берег и взорвали мост.
     7 октября стал одним из самых кровавых дней для дивизии. К вечеру в стрелковых полках осталось 30% всего личного состава. Как докладывал генерал Вишневский в 16:00 этого дня в штаб Западного фронта: «Дивизия в боях 4-5-6.10 потеряла большую часть своих сил 1305 и 1309 сп ( 37 и 39 сп ) имеют в полку по одному батальону».
 

8 октября

     День выдался одним из самых тяжелых для ополченцев 140 сд. Дивизия выполняла боевой приказ арьергардного прикрытия отходящих частей группы Болдина. На всех участках обороны 140 сд при непрерывных бомбежках наших позиций господствующей вражеской авиацией шли ожесточенные бои с частями 35, 5 и 106 пехотных дивизий 5 армейского корпуса немцев.
     К вечеру наши части держали оборону по линии Самыкино - Холм Гутарово.
     В своих воспоминаниях комиссар дивизии Тарасов П.Г. и многие из участников боев называли этот день - «черным днем».
 

9 октября

     Выполнив боевую задачу прикрытия отхода наших частей за Днепр, дивизия оставила оборонительный рубеж по берегу реки Днепра. Ее сводный отряд, прикрываясь аръергардами, перешел в районе д. Иванники на правый берег реки Вязьма. Тут был получен новый приказ Болдина, готовившего свою группу из остатков 128 и 126 тбр, 101 мсд, 152 и 214 сд к прорыву из окружения. Необходимо было выделить 400 бойцов в ударную группу прорыва, а остаткам дивизии обеспечивать арьергардное прикрытие с запада частей гр. Болдина от наседающих немецких частей. Попытки частей гр. Болдина 9 октября прорваться в районе Хмелиты направлением на Гжатск были неудачными.
 

10 октября

     В этот день остатки дивизии, рассеянные после мощного минометного обстрела при переправе через р. Вязьма, собрались в районе Зяблово - Павлово - Бортное и к вечеру отошли на юго-восток в направлении д. Лепешкино, где расположился штаб гр. Болдина. Еще одна попытка прорыва группы Болдина уже в направлении Богородицкое – Доманово закончилась неудачей.
     10 октября командующим Западным фронтом был назначен Жуков Г.К. Видимо, он и заставил командиров окруженных войск Лукина и Болдина объединить силы для прорыва глубоко эшелонированной обороны немцев и выхода из окружения.
 

11-12 октября

     В 16:00 11 октября состоялась последняя организованная попытка прорыва остатков окруженных частей 32-й, 19-й армий и группы Болдина. Бой длился до полудня 12 октября, однако прорыв удался лишь частично. Удалось прорваться относительно небольшому передовому отряду во главе с командиром 2 сд Вашкевичем Владимиром Романовичем.
     140 дивизия в прорыве не участвовала. Она по-прежнему выполняла приказ Болдина, прикрывая с запада наши части.
 

13 октября

     В этот день организованное сопротивление окруженных частей было прекращено. Бойцы и командиры продолжали выход из окружения мелкими группами. В районе деревни Лепешкино, прикрывая отход наших сил, 13 октября погибли командир 38 сп полковник Пискунов Афанасий Прокофьевич и начальник штаба полка капитан Коган Дмитрий Иосифович.
 
     Очень немногим удалось выйти к своим. Большинство или погибли, или попали в плен. Из 140 сд капитан Попов А.В., командуя сводным отрядом остатков 37 и 38 сп и пройдя с боями за 10 суток более 200 км, 24 октября вывел эту группу в полном вооружении в полосу обороны дивизии генерал–майора Панфилова (12-15 км западнее Волоколамска). Начальник штаба дивизии полковник Мусатов С.С. также вывел из окружения часть бойцов, около 200 человек. С небольшой группой бойцов после 27 суток блужданий по тылам немцев удалось выйти к своим и комиссару дивизии Тарасову П.Г.
     В боях на Днепре, преграждая путь врагу, сдерживая его упорными боями, дивизия сковала значительные силы немцев, предназначенные по замыслу Гитлера для молниеносного броска на Москву. В тяжёлых боях, ценой больших потерь дивизия обеспечивала отход на восток за Днепр выходящим из окружения частям и отдельным группам войск Западного фронта.
     Патриоты-ростокинцы нанесли значительный урон фашистским частям 56-го моторизованного корпуса, 5 и 8-му армейским корпусам. Истекая кровью, бойцы, командиры, политработники не жалели жизни во имя спасения Родины. В декабре 1941 года 140-я дивизия из-за больших потерь (более 80% личного состава) была расформирована. Выжившие бойцы и командиры продолжали сражаться под Москвой и в других частях Красной армии на Западном, Калининском, Сталинградском и других фронтах.
 


     В 2011 году по инициативе Артема Геннадиевича Попова, внука начальника оперативного отдела штаба 140 стрелковой дивизии майора Попова Алексея Васильевича, на месте боев в Холм-Жирковском был открыт памятник бойцам 13 ДНО, а в 2015 году разбит «Парк Победы», где родственники ополченцев посадили именные деревья и каждый год приезжают туда, чтобы почтить память павших отцов и дедов.
 
Автор  Юшинский Ю. Т.
Скачать в формате PDF

    Яндекс.Метрика     2017-2022